Что Путин пообещал инвесторам

Президент не обещал денег, зато предложил госгарантии и новые механизмы поддержки инвестиций

В начале пленарной сессии вышли участники в порядке выступления - президент России Владимир Путин, премьер Индии Нарендра Моди, федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн и президент Молдавии Игорь Додон. «Вольно!» - пошутил Путин, обращаясь к ним.

Свою речь президент России начал с плюсов российской экономики. Инвестиции превышают рост ВВП. Сейчас стоит цель выйти на темпы выше среднемировых уже к 2019-2020 гг. Россия за прошедшие годы сильно выросла в рейтинге Doing Business, Путин также упомянул региональный рейтинг инвестклимата. В этом году лидеры - Татарстан, Московская, Калужская и Тульская области. Затем президент приступил уже к перечислению мер, которые должны стимулировать рост инвестиций в России.

На этот раз Путин не был особенно щедр: никаких прямых бюджетных вливаний и новых налоговых льгот. Но зато пообещал расширить госгарантии (это формально увеличит российский госдолг и в будущем может привести к расходам бюджета в случае исполнения гарантий), также пообещал усовершенствовать уже существующие механизмы поддержки и ввести новые.

Во-первых, надо усовершенствовать те различные инструменты налоговых льгот, которые уже есть сейчас. Например, специнвестконтракты. Срок их можно увеличить с 10 до 20 лет, с гарантиями спроса на продукцию и неизменностью условий по налогам, придумал Путин. Еще одна мера - льготы по налогам можно продлить до 2025 гг.

Специнвестконтракт заключается на срок выхода проекта на операционную прибыль плюс 5 лет, не более 10 лет. Условия - вложения не меньше 750 млн руб.; создание или модернизация промышленного производства и создание рабочих мест (минимальная доля приобретаемого в ходе реализации проекта оборудования - не менее 25% стоимости модернизируемого или расконсервируемого) оборудования. Получатели контрактов имеют льготы по налогам на прибыль (регион может снизить ставку до 0%), а также повышающий коэффициент амортизации не больше 2 в отношении основных средств. Также регион может снизить ставку по налогу на имущество плюс ввести любые другие преференции, ввести льготы по уплате арендной платы за пользование гос- и муниципальным имуществом, в том числе землей.

На российско-американской сессии, которую посетил Путин, просили расширить и улучшить этот механизм. Из недостатков СПИК - ограничение по перечню отраслей; непроработанный механизм предоставления льгот (все зависит от желания региона); слишком большой размер вложений.

Также Путин рассказал об инфраструктурной ипотеке (описанный им механизм при этом был очень похож на уже существующий режим концессий) и о механизме проектного финансирования. Последний механизм будет запускаться на базе ВЭБа. Путин пообещал сопровождение на каждой стадии проекта: от его поиска и запуска до привлечения финансирования и реализации. А чтобы в проекты могли одновременно вкладывать деньги различные инвесторы, инвестфонды и пенсионные фонды, необходимо побыстрее принять в Госдуме поправки о синдицировании кредитов, призвал Путин: только вчера об этом до вечера говорили. Накануне, 1 июня, президент встречался с представителями мировых инвестфондов, под управлением которых $11 трлн.

Синдицирование позволяет консорциуму банков инвестировать в один проект на одинаковых условиях, под единый залог. В России банки уже синдицируют кредиты, однако в суде эти договоренности рассыпаются, так как это понятие не сформулировано в законе о синдицировании долгов, говорил председатель ВЭба Сергей Горьков, концепцию проектного финансирования придумал министр экономического развития Максим Орешкин совместно с ВЭБом.

Выдача длинных денег ВЭБом и будет сопровождаться госгарантиями - о такой поддержке уже просил ВЭБ. Однако Минфин сейчас отрицательно относится к госгарантиям. Текущий размер выданных гарантий уже несет системные риски, указывало министерство в «Основных направлениях долговой политики».

Путин предложил продумать процесс возврата капиталовложений за счет регулярных платежей, которые будут поступать от основных выгодополучателей и выгодоприобретателей инфраструктурных объектов, - это бюджеты разных уровней, инфраструктурные монополии, другие пользователи инфраструктуры.

«Речь идет о внедрении своеобразной инфраструктурной ипотеки, когда инфраструктурный объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов, а пользователь объекта этот кредит постепенно гасит», - описал Путин.

Это развитие идеи концессии, я бы сказал - умная концессия, поясняет высокопоставленный чиновник. Он перечислил ее преимущества. Во-первых, собирание пула инвесторов. Во-вторых, единые нормативные подходы, чтобы не было повторения башкирского и прочих кейсов. В-третьих, в целом стандартизация всех этапов по всем направлениям. В-четвертых, переработка всех инфраструктурных расходов государства с целью повысить мультипликатор инфраструктурных расходов к бюджетному финансированию.

Таким образом, Путин фактически вступился за рынок государственно-частного партнерства, оказавшийся под угрозой после решения Арбитражного суда Москвы, вынесенного накануне. Суд согласился с ФАС в том, что концессии, где все затраты частного инвестора компенсируются из бюджета, - лишь имитация концессий, а по сути - госзакупка, которая должна проходить по другим правилам. Спор возник между ООО «Башкирдорстрой», выигравшим конкурс госкомитета Башкирии по транспорту на строительство автомобильной дороги Стерлитамак – Магнитогорск, и Федеральной антимонопольной службой, которая в январе предписала этот конкурс аннулировать за то, что все расходы концессионера должны были покрываться государством. Дело сочли прецедентом, который может вызвать вопросы к 40 действующим проектам, в том числе к «Платону», платной трассе Москва – Петербург и ЦКАДу.

Президент считает возможным, что затраты инвестора возмещает именно государство - как раз то, что сочли спорным ФАС и суд, подчеркивает вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов. Может быть, это развитие идеи инфраструктурных фондов, которые сейчас обсуждаются правительством и экспертным сообществом, когда налоговые и иные поступления от объекта будут поступать в специальный фонд, из которого будут компенсироваться расходы частных инвесторов, говорит Чичканов. Такая система позволяет сглаживать госрасходы - государство тратит деньги не сначала и много, а потом, когда новая инфраструктура начинает генерировать экономический и социальный эффект, замечает он. Но важно, чтобы риски расчета и сбора поступлений взяло на себя государство, иначе инвесторам будут неинтересны такие проекты, предупреждает Чичканов. На практике для инвесторов это ничем не будет отличаться от концессий с платой концедента, поставленных под сомнение ФАС, но будет разница с точки зрения госрасходов, объясняет он.

Путин уделил внимание развитию цифровой экономики - этой теме на форуме было посвящено несколько сессий, об этом на свой панели говорил и американский бизнес. Путин показал, что погрузился уже сам в тему: упомянул термин Big Data, призвал к ликвидации цифровой безграмотности. Накануне его помощник Андрей Белоусов говорил, что это должно быть сродни ликвидации безграмотности в начале XX в.

Путин сказал, что дал поручение правительству в сфере цифровой экономики. Тем самым слова первого вице-премьера Игоря Шувалова о том, что Путин «заболел» цифровой экономикой, подтвердились.

«Добро пожаловать к реальной работе в России», - закончил выступление президент.