Статья опубликована в № 4342 от 15.06.2017 под заголовком: Центробанк оценит риски

Мнения рынка и аналитиков, на сколько Центробанк опустит ставку, разделились

Помешать более резкому ее снижению могут инфляционные риски

В пятницу совет директоров ЦБ опустит ключевую ставку, ждут аналитики. О том, что регулятор рассмотрит ее снижение на 0,25 или 0,5 процентного пункта, говорила его председатель Эльвира Набиуллина. Мнения рынка и аналитиков, каким будет шаг снижения ставки, разделились. Большинство аналитиков, опрошенных Reuters (15 из 23), ждут снижения ставки до 8,75 с 9,25%, а Bloomberg (12 из 23) – до 9%, мнения трейдеров также разделились.

Рынок уже учел решение регулятора, заявил директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев. Хотя в этот раз его реакция была более сдержанной – доходности бумаг с погашением в 2020–2033 гг. остались в диапазоне 7,6–8%.

С начала этого года инфляция снижается быстрее, чем ждал Центробанк. Четыре раза за февраль – март недельный рост цен был нулевым: в это время года такое происходит впервые. В годовом выражении инфляция в мае вплотную приблизилась к целевому уровню ЦБ в 4%, снизившись до 4,1% с 5% в январе. Базовая инфляция (не учитывает наиболее волатильные компоненты) опустилась в мае до 3,8%.

Экономика не мешает

Экономические показатели не препятствуют снижению ключевой ставки, пишут аналитики Citi. Годовая динамика оборота розничной торговли в апреле впервые с декабря 2014 г. вышла из отрицательной зоны, показав нулевую динамику после спада на 2,8% в феврале и 0,4% в марте. Со снижением ставки и облегчением условий кредитования могут вырасти и инвестиции, указывают аналитики Renaissance Capital, в 2018 г. они могут увеличиться на 2,8%. Прогноз Минэкономразвития в базовом сценарии – рост инвестиций в основной капитал на 2,2% в 2018 г. после роста на 2% в 2017 г. и снижения на ­0,9% в 2016 г. В I  квартале 2017 г. инвестиции в основной капитал выросли на 2,3% к тому же периоду 2016 г., по данным Росстата.

Впрочем, по итогам первой недели июня инфляция поднялась до 4,2%. Минэкономразвития ждет по итогам 2017 г. инфляции в 3,8%, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева назвала прогноз реалистичным. Примерно на две трети замедление инфляции с 5,4% в декабре 2016 г. до текущего уровня в мае связано с укреплением рубля, объясняет Наталия Орлова из Альфа-банка.

Цель будет достигнута только в 2018 г., осторожны аналитики Renaissance Capital: хотя в июле инфляция может замедлиться до 4%, к концу года она снова разгонится до 4,2% из-за роста цен на продукты. К прошлому заседанию ЦБ в апреле инфляция слишком приблизилась к таргету, из-за чего регулятору пришлось снижать ставку сильнее, чем ждал рынок (на 0,5 п. п.), говорит Владимир Тихомиров из БКС, теперь инфляция, наоборот, будет сдерживать ЦБ. Из-за повышения тарифов летом, сезонности и связанных с урожаем рисков осенью инфляция может ускориться, продолжает он. Холодная весна может привести к снижению урожая овощей и фруктов, что ускорит темпы роста цен в III квартале, указывает и департамент исследований и прогнозирования ЦБ (его позиция не отражает официальную точку зрения регулятора). Опасения по поводу роста цен на продукты преувеличенны, считают аналитики Citi. Накоплены большие запасы зерна, что снижает инфляционные риски, согласен Дмитрий Полевой из ING.

Инфляционные ожидания снижаются, следует из данных опросов «инФОМа», в мае они опустились до минимального значения в 10,3% с 11% в апреле. Еще больше снижает их стабильность курса рубля, несмотря на падение цены на нефть Brent до минимума в 2017 г., указывает Роман Насонов из Промсвязбанка. Но население по-прежнему не верит в стабилизацию инфляции в районе 4% даже в трехлетней перспективе, говорится в мониторинге РАНХиГС. Потребители ждут гораздо большего роста цен – на 10% в год, правда, такой же ожидаемая инфляция была и в 2013 г. – до начала кризиса. Социальное неравенство осложняет ситуацию для ЦБ, пишет Bloomberg, исчезновение среднего класса, наиболее чувствительного к изменениям процентных ставок и цен, ослабляет влияние регулятора на инфляцию.

Недавний рост цен на продукты непропорционально задевает бедную часть населения, что может привести к росту инфляционных ожиданий, предупреждают аналитики Citigroup. Но без улучшения динамики зарплат он будет небольшим, считает Полевой. За первые четыре месяца 2017 г. реальные доходы населения упали на 2,2%. Серьезно сказаться на инфляции может и любое движение курса в силу сезонно высокой доли импорта в продовольственном потреблении, напоминает Тихомиров. Понижение ставки на 0,25 п. п. может укрепить курс рубля до 55 руб./$, оценивают аналитики HSBC, при понижении ставки на 0,5 п. п. возможно некоторое ослабление рубля.

Помешать более резкому снижению ставки могут стабилизация потребительского спроса и кредитования населения, говорит Тихомиров, они оказывали существенный дезинфляционный эффект, теперь их влияние становится нейтральным. Также среди рисков – возможное повышение зарплат бюджетникам в конце года и ужесточение санкций, перечисляет он, это не значит, что ЦБ не будет снижать ставку, но в ближайшей перспективе станет действовать осторожнее. Обсуждение в США ужесточения санкций против России создает не лучший контекст для ускоренного снижения ставки, согласна Орлова.

Денежно-кредитные условия остаются жесткими. Реальные ставки поднялись до уровня, который потенциально может ограничить хрупкий экономический рост, указывают аналитики Citi. Расстояние между реальной ставкой и равновесной (2,5–3%) остается большим, но, пока действия ЦБ способствуют снижению инфляции до целевого уровня, денежно-кредитную политику можно считать нормальной, говорит Александр Исаков из «ВТБ капитала». А нынешний уровень инфляции уже достаточно комфортный для бизнеса, продолжает он. У банков накопился большой профицит ликвидности, отмечает Тихомиров, уже не ориентируясь на ЦБ, они снижают ставки. Например, средневзвешенная ставка ипотечных жилищных кредитов, выданных банками в апреле, опустилась до минимального значения за последние пять лет, следует из данных ЦБ. Много средств накопилось и у самих компаний (по данным ЦБ, на расчетных счетах компаний в апреле лежало 7,5 трлн руб., на рублевых депозитах – 8,3 трлн, а на валютных – 4,4 трлн руб.), говорит Тихомиров.

Сейчас для ЦБ более важная задача – зафиксировать инфляцию на низком уровне, считает Тихомиров, не допуская серьезных колебаний. По прогнозам Renaissance Capital, к концу 2017 г. ставка опустится до 8,25%, при курсе 60 руб./$ и снижении инфляционных ожиданий до 9% ставка достигнет 7,5% в III квартале 2018 г., а при укреплении рубля до 56–57 руб./$ – уже в начале 2018 г.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать